1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer

Энергоэффективность в России. Как реализуются идеи?

Энергоэффективность в России

В декабре 2009 года вышла статья под заголовком «Трата энергии в русском стиле», в которой рассматривалось потребление топлива и то, как энергосбережение может принести пользу российской экономике в будущем. Этот вопрос был актуальным: всевозможные международные исследования, опубликованные в этом году, поместили Россию в нижней части таблицы рейтинга энергоэффективности. Как пример, аналитики подсчитали, что Россия потратила впустую столько энергии, сколько потребляет Франция, и что к 2020 году потенциал энергосбережения может составить до 40% ВВП.

Готова ли Россия повысить энергоэффективность на 40% к 2020 году? 

Эти исследования были особенно важны для российского правительства, поскольку оно планировало увеличить экспорт энергии. Идея о том, что вся энергия, сэкономленная посредством мер по сбережению, может быть продана другим странам, стала очень привлекательной. Действительно, два фактора обеспечили включение энергоэффективности в политическую повестку дня: внешний (чем больше мы экономим, тем больше можем продавать) и внутренний (более низкие издержки и расходы, способствуют конкурентоспособной отрасли).

Результатом стал закон, определяющий планы России по повышению энергоэффективности на 40% ВВП на душу населения к 2020 году. В то же время было создано множество международных программ для финансирования проектов в области энергоэффективности в России, а также учреждений и центров для сотрудничества с другими странами, такими как Германия, Франция и Финляндия. Несколько миллиардов рублей государственных денег также выделялось на ежегодной основе для финансирования мер по энергосбережению.

Успехи и неудачи

Результаты этой программы были неоднозначными. Бизнес-сектор в целом позитивно оценил эффективность использования энергии, и многие фирмы успешно инвестировали в новые энергосберегающие технологии, финансируемые как российскими, так и внешними финансовыми ресурсами. Проблемы были связаны со старыми советскими промышленными комплексами, которые не могли позволить себе модернизировать оборудование и машины.

Еще одним сложным направлением был сектор жилищно-коммунального хозяйства, где вопрос об источнике финансирования ремонта никогда не рассматривался должным образом. Во многих городах вопрос решили на региональном уровне, но общей национальной политики не было.

По словам Николая Питиримова, возглавляющего «Городское объединение домовладельцев» г. Санкт-Петербурга, одним из положительных примеров стал проект «Энергоэффективное соседство», где ремонт частично финансировался Nordic Environment Investment Corporation (НЕФКО). Другие примеры включают создание специализированных трестов для финансирования проектов в области энергоэффективности в городах с участием крупных российских и международных компаний, а также ассоциаций домовладельцев в качестве соинвесторов в повышении энергоэффективности в жилищно-коммунальном секторе. Питиримов также рассказывает о таких международных проектах, как «Эффективное управление энергопотреблением», входящее в партнерство «Юго-западная граница между Финляндией и Россией»; финно-российская платформа «Экоград» и кластер «Клеанче» в Санкт-Петербурге, основанный на модели финских и других европейских кластеров чистых технологий.

Программа энергоэффективности

Как говорит Евгений Гашо, советник аналитического центра российского правительства и автор многих региональных проектов в области энергоэффективности в России, считалось, что ситуация может быть решена путем энергетического аудита, анализа использования энергии в сети и создание «паспорта» эффективности внешним аудитором. Однако остается открытым вопрос о том, кто будет платить за аудит, и кто будет осуществлять предложенные меры в государственном секторе. Сегодня идея состоит в том, что энергоэффективность может сэкономить деньги, благодаря компаниям энергосервиса, которые будут модернизировать здания с целью повысить энергоэффективность и снизить затраты, а также осуществлять выплаты их клиентами за счет экономии, которую они предоставляют. Однако этот рынок медленно развивается в России, и в любом случае Гашо полагает, что нет единого плана решения проблемы. Это требует, по его словам, многогранного подхода как на национальном, так и на региональном уровне, поскольку большинству регионов будет трудно смириться с необходимостью экономического роста (особенно в период рецессии) одновременно с сокращением энергопотребления.

В апреле 2014 года Министерство энергетики России разработало национальную программу энергоэффективности, а в декабре она была утверждена премьер-министром РФ Дмитрием Медведевым. Выделен годовой бюджет в размере 7 млрд. рублей. План, финансируемый этими деньгами, был амбициозным: «меры по реализации плана государственной программы направлены на внедрение новых технологий и реализацию инвестиционных проектов, совершенствование нормативно-правовой базы и модернизацию административных процессов в отраслях ТЭК, обеспечение реализации государственных функций и предоставления государственных услуг, осуществление необходимого государственного контроля и надзора в энергетике». По мнению финансовых экспертов, этот способ финансирования был единственным возможным средством финансирования программы, поскольку рыночный механизм в форме энергосервисных компаний еще не достиг необходимого этапа развития.

Несбывшиеся надежды

Однако в конце декабря Министерство энергетики объявило, что в течение следующих трех лет региональный элемент проекта не получит никакого финансирования из-за сложной экономической ситуации в России. И чиновники из ряда министерств (в том числе Министерства экономического развития) с тех пор заявили, что запланированное увеличение энергоэффективности на 40% ВВП на душу населения к 2020 году вряд ли произойдет.

«Отмена финансирования региональных проектов, взятых вместе с отсрочкой дат завершения на национальном уровне, окажет негативное влияние на и без того сложную экономическую ситуацию», - говорит Ольга Сенова, возглавляющая климатический проект «Российский социально-экологический союз», экологическая неправительственная организация, которая работает с муниципальными и государственными органами, чтобы уменьшить их энергетический след. Опросы, проведенные РСоЭС в разных городах России, свидетельствуют о том, что региональные власти не удивлены таким развитием ситуации: «государственное финансирование не способствовало повышению эффективности существующих энергетических моделей - частные инвесторы не заинтересованы в энергоэффективности и не хотят вкладывать в нее деньги, а государственный сектор не может заботиться о экономии энергии».

«В настоящее время нет прозрачных механизмов для обеспечения возврата инвестиций - например, по контрактам на энергетические услуги», - говорит Дмитрий Серебряков, глава Союза энергоэффективности. «Мы написали предложение о законе, регулирующем сектор энергетических услуг. Это полностью автономная финансовая система, и, как только она начнет работать, и будет инвестиционный рынок в сфере энергосбережения, появится переход от финансирования государственных грантов, который уже закончился, к другим источникам финансирования».

Эксперты по охране окружающей среды видят здесь роль правительства как принципиально регулирующего органа: создание рамок и необходимых условий, а также общую поддержку процесса. «Импульс для энергоэффективности и программ альтернативной энергетики должен исходить от правительства», - говорит Ольга Сенова. «Это было ключом к их успеху в других странах, и инициативы в области климата также могут стать движущей силой экономического роста».

Энергетические отходы

В ноябре 2014 года российское агентство по экологическим и энергетическим рейтингам «Интерфакс-ЭРА» опубликовало результаты своей оценки эффективности российского бизнеса, сравнив затраты энергии на единицу продукции 4500 компаний во всех секторах и регионах.

Один из выводов заключался в том, что Россия является более энергоэффективной, чем традиционно представлялось международными исследованиями. Специалисты "Интерфакса" говорят о "политизированных" мифах об энергетической расточительности в экономике России. Объективные потребности в отоплении, как самой холодной страны мира, часто игнорируются. Они также отмечают, что страны, занимающие значительную территорию, потребляют относительно больше энергии на транспорт и связь, с тем чтобы люди, проживающие в более отдаленных районах, имели такой же уровень жизни, как и жители городских районов. Для сравнения берут Лондон, где годовой диапазон температур (+20°/-1°) не может сравниться с Якутским (+30°/-50°). Исследователи делают вывод, что даже учитывая это естественное преимущество, Лондон очень неэффективен в энергопотреблении по сравнению с Якутском. Сибирские ТЭЦ не только снабжают электроэнергией потребителей, но и в течение десяти месяцев года обогревают дома. Они почти на 50% более эффективны, чем в Лондоне, где просто сбрасывает отработанное тепло в атмосферу. Авторы доклада подсчитали, что в России даже протекающие тепловые сети теряют не более 3-5% общей энергии, а не 10-15%, как считалось ранее. Их общий вывод заключается в том, что в крупных населенных пунктах потери энергии составляют всего 4-6%, а в небольших и удаленных сельских сетях-7-10%.

В недавнем докладе аналитического центра правительства России также подчеркивается необходимость учета географической и климатической специфики страны при оценке ее энергетических потребностей и потребления. Евгений Евгеньевич Гашо повторяет, что «ситуация не так плоха, как она представлена в таблицах международных исследований, и даже улучшается в некоторых местах, хотя и не благодаря государственной политике».

По словам Гашо, регионы России сильно различаются по энергопотреблению. «Многие регионы нуждаются в инвестициях в новые предприятия, другие должны увеличить свою мощность, и только некоторые, в основном промышленные районы, имеют достаточно высокий коэффициент производства энергии». Однако он видит ключевой вопрос в том, как модернизировать и увеличить мощность без значительного увеличения потребления ископаемого топлива и последующего выброса парниковых газов. «Мы должны развивать вторичные источники энергии и возобновляемые источники энергии», - говорит Гашо.

Экономические стимулы

Однако многие эксперты согласны с тем, что даже если результаты международных исследований искажают ситуацию, это не делает вопрос энергоэффективности менее актуальным. Россия не может продолжать вечно использовать свой климат, географию и отсутствие общественного интереса в качестве предлога для неспособности продвигать инициативы по этому вопросу. Немаловажное значение имеют результаты: повышение энергоэффективности, снижение выбросов парниковых газов и экологически устойчивое региональное развитие - как с точки зрения глобальных тенденций и международных обязательств, так и с точки зрения выгод для собственного экономического развития России, в том числе ее регионов.

Многие аналитики считают, что энергосбережение может стать важным фактором регионального развития, путем перенаправления экономии энергии на другие области. По оценкам РСоЭС, годовая экономия электроэнергии, ожидаемая в рамках государственной программы энергоэффективности, составляет 63 миллиарда киловатт-часов (кВтч). Она равна общей запланированной продукции одной из крупнейших атомных электростанций России (Ленинградской или Курской, 28 миллиардов кВтч каждая) и крупнейшей ТЭЦ в Сургуте, в Сибири (до 39 млрд кВтч) за тот же период. Единственная проблема заключается в том, что сокращение финансирования инициатив по энергосбережению делает эти цифры весьма сомнительными.

Однако другие эксперты уверены, что экономические стимулы приведут к повышению энергоэффективности даже при отсутствии государственной поддержки. Например, Николай Питиримов с оптимизмом смотрит на потенциал энергоэффективности в жилищном секторе города. В Санкт-Петербурге насчитывается почти 23 000 жилых зданий с 1,7 млн. квартир общей площадью 1,1 м кв. «Более половины наших жилых зданий являются стандартными системными блоками, где мы предусмотрели 65% - ное сокращение энергетических потребностей после ремонта с внедрением энергосберегающих мер. И ежегодная экономия расходов на отопление должна составлять порядка 4 миллиардов евро».