1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer

Выполнимы ли парижские климатические соглашения?

Ограничение глобального изменения климата зависит от не разработанных на данный момент технологий. Более того, сегодня некоторые из них вовсе представляются иллюзорными. Так выполнимы ли парижские климатические соглашения?

Выполнимы ли парижские климатические соглашения?Парижские соглашения не могут быть успешно выполнены без достижения значительных результатов в таких областях, как хранение энергии, ядерная энергетика, улавливание и переработка углекислого газа.

Делегаты на парижском климатическом саммите в минувшие выходные достигли исторического соглашения. Впервые в нем закреплена обязанность стран по конкретному сокращению выбросов парниковых газов, призывая к ограничению глобального потепления более чем на 2 °C и обещая финансовую поддержку развивающимся странам, которые наиболее остро будут переносить последствия резкого изменения климата. Изложенное в 31-страничном документе, который будет опубликован на арабском, китайском, английском, французском, русском и испанском языках, соглашение предусматривает проведение странами оценки своего прогресса в достижении целей по сокращению выбросов каждые пять лет. Делегаты обязуются настроить соответствующим образом усилия для увеличения инвестиций в исследования и разработки в области экологически чистых энергетических технологий. По итогам саммита утверждается международный фонд в размере $ 100 млрд., чтобы помочь наиболее пострадавшим от изменения климата странам адаптироваться и выжить. Если парижский договор реализуется, мир достигнет нулевого уровня выбросов до конца этого века. К сожалению, это возможно лишь при условии успешной коммерциализации перспективных или пока не существующих технологий. Ограничение увеличения температуры двумя градусами, скорее всего, потребует резкого увеличения темпов развития технологий хранения энергии, передовых ядерных реакторов и улавливания и хранения углерода. Первые две осуществимы, учитывая массовые инвестиции в фундаментальную науку и коммерциализацию. Однако, последняя не является таковой.

Сети передачи и хранения энергии имеют решающее значение для перехода от ископаемых видов топлива к питанию от нестабильных возобновляемых источников энергии, таких как ветер и солнечная энергия. В международном энергетическом агентстве подсчитали, что для того, чтобы в полной мере декарбонизировать сектор электроэнергетики, необходимо подключение к сетям дополнительно 310 гигаватт мощностей по хранению энергии, которые должны быть развернуты в США, Европе, Китае и Индии. В 2014 году, в соответствии с GTM Research, США подключили к сети менее 100 мегаватт мощностей по хранению энергии. Согласно исследованиям Navigant, вновь вводимые мощности пяти основных стран Азиатско-Тихоокеанского региона - самых быстрорастущих рынков электроэнергии в мире, достигнут 37 гигаватт только в течение следующих 10 лет.

В этом году ученые достигли серьезных успехов в разработке технологии производства высокопроизводительных и недорогих литий-ионных батарей и других новых химических технологиях, которые позволяют получить более высокую производительность при меньших затратах. Но сохранение энергии в масштабах сетей остается слишком дорогим в ближайшее время.

В заявлении, опубликованном перед началом переговоров в Париже группой ученых-климатологов во главе с Джеймсом Хансеном, говорится: «Не существует вероятного пути к стабилизации климата, не учитывающего существенную роль ядерной энергетики». В докладе международного энергетического агентства говорится, что мировой ядерный потенциал должен удвоиться более чем в два раза к 2050 году для того, чтобы достичь цели по сохранению температуры окружающей среды в пределах 2 °С. Во многом это зависит от перспективы коммерциализации передовых ядерных технологий, таких как компактные реакторы на быстрых нейтронах и реакторов на расплавах солей. В настоящее время в одной Северной Америке существует почти 50 компаний, работающих на базе технологий передовых ядерных реакторов. Их финансирование осуществляется за счет средств частного капитала научно-исследовательской компании ThirdWay, располагающейся в Вашингтоне, округ Колумбия. Инвестиции составляют более чем $ 1,3 млрд.

Однако новые атомные электростанции остаются более дорогими, чем на природном газе или даже солнечные электростанции. Крупнейшие программы по строительству новых реакторов реализуются в Китае, Индии и других странах, сильно зависящих от генерации энергии. В США ренессанс ядерной отрасли был отложен нежеланием инвесторов финансировать строительство новых реакторов в связи с высокими капитальными затратами, малой окупаемостью, опасений общественности и нерешенной проблемой утилизации отходов. Западноевропейские страны отказываются от ядерной энергетики путем отказа от строительства новых реакторов.

В борьбе с изменением климата ставки делаются на выше рассмотренные технологии в сравнении с захватом углерода. По дорожной карте международного энергетического агентства (МЭА) мы должны улавливать из дымовых труб и хранить более двух миллиардов тонн углекислого газа в год до 2030 года для того, чтобы избежать катастрофического потепления, и семь миллиардов тонн в год до 2050 года, что ни в настоящее время, ни в обозримом будущем недостижимо. Согласно Global Institute CCS, известно 22 успешных проекта улавливания и хранения углерода, реализуемых по всему миру, мощностью в общей сложности 40 млн. метрических тонн углекислого газа в год. Несколько крупных проектов, в том числе проект FutureGen стоимостью $ 1,65 млрд. в США и проект CCS под эгидой правительства Великобритании стоимостью около $ 1,5 млрд. были отменены. Проще говоря, технология отделения углекислого газа из выбросов силовых электроустановок, не говоря уже об инфраструктуре для его транспортировки и хранения под землей, слишком дороги и слишком громоздки для коммерческого развертывания. Хотя интригующие исследования продолжаются, нет никакой перспективы в обозримом будущем сделать эти технологии экономически выгодными.

Столь же причудливой выглядит возможность высадки лесов с целью поглощения парниковых газов из атмосферы. Австралийский ученый Тим Фланнери, занимающийся вопросами изменения климата, подсчитал, что для нейтрализации даже небольшого количества атмосферного углерода потребуется высадка лесов на площади в четыре раза превышающей размер австралийского континента. В отчете 2014 года «Emissions Gap Report» ООН пришла к аналогичному выводу: «Теоретически, поглощение углерода может быть достигнуто путем обширного восстановления лесов и увеличения их количества, или схем, сочетающих использование биоэнергии с улавливанием и хранением углерода. Но целесообразность масштабного применения таких схем все еще остается неопределенной».

Это означает, что любая международная схема по климату, основанная на указанных технологиях, является в лучшем случае неопределенной. Вполне разумно надеяться на быстрый прогресс в области хранения энергии и развитие ядерной энергетики в течение пары следующих десятилетий. Но если мы полагаемся на несуществующие пока технологии захвата углерода, выделяемого электростанциями или удаления его из атмосферы для достижения наших климатических целей, то эти надежды могут быть разбиты.